Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:48 

недельной давности.

«Twist my arm like a knife tonight»
Мокрый фонарь слепит глаза комарам, ливень кончился, уже кончился, пили вчера сто грамм, ну а ты сейчас как там? Ну, как ты там? Не скучай. Не скучаешь, да, точно, что это я. Я заварила чай в чайнике, и роза вдруг зацвела, а там трава, ветер в лужах, машины и все дела, там из окошек дым, там небо в пестрых полосках, звери, кровати, дачи в обшарпанных досках, в чайной заварке фигурки , в этих фигурках - мы. Подобие кошки Мурки, внутри где-то валуны, впрочем, может я путаю, это галька, знаешь, я помню когда и какая на тебе майка, травы на улице ветры гонят волной, спи, засыпай, мой герой или не герой, листья сверкают так, что хочется к ним, знаешь, я говорила, я иногда почти мим, эти качели, впрочем, должны были показать, ты говоришь что-то, что-то хочешь, сижу как дура, могу лишь молча рыдать, надо, конечно, сказать, почему больно очень, а сказать не могу.
Знала бы, я б сказала, только - веришь - не знала, я уже не бегу, я встречаю лицом, это же хорошо, разве нет? Я готовлю, боюсь, вопрошаю, когда знаю ответ, и держусь молодцом, но на дороге тени и сырость, ты говоришь, что тебе это снилось, я конопачу мозоли и ползу в пустоту, это и не тупик вовсе, моя родная, просто расту, или ты растешь, а я вниз лечу, это неважно, право.
Я буду делать то, что хочу, даже если канава, ты же все это помнишь, чудно и чуднО.

Уже наступило утро, я закрываю окно, мой телефон садится, тебя будить пора, гложет зависть к тем детям, что возятся во дворах, снилась сегодня дача, я ищу в доме тушь, в чью пользу счет в этом матче, возьми цветочек и плюш.Ты помнишь цитату доктора, что everybody lies, я сижу насквозь мокрая, жаль, еverybody dies.

Тучки на улице катятся, ласточки крылья стригут,
Что-то хочу себе платьице, может быть все будет гуд.

02:43 

«Twist my arm like a knife tonight»
вот бы мне щеки впалые, мысли как талый снег,
маки на поле алые, музыкой новый трек,
в душу залить гармонию, в плеер залить плей-лист,
это еще не агония и вдали еще чистый лист.

рано писать эпитафии, будет шуметь прибой,
лица на фотографиях, примем не один бой.
поздно писать эпиграфы, но эпилог далек.
в блокноте в клеточку три графы, в твоей квартире порог.

даже твое молчание больше не режет ножом,
я и мое отчаянье - вместе тебя стережем.
в рубашке катышки на рукав, камушки под пятой,
и ты в моих невеселых снах, укрытая фатой.

юность моя на ниточке и плесневелый хлеб,
сто шоколадных плиточек и буду более слеп.
сон на ветвях качается, в облаке тает рябь.
пусть как идет получается, только совсем не грабь.

как-то чересчур множечко боюсь первых желудей,
звенит еще в чае ложечка,я люблю всех людей.
только мне больно и ревностно, я замолкаю вдруг,
будем еще с тобой целостны. не разрываю круг.

02:16 

«Twist my arm like a knife tonight»
я не ревную, нет, это холод в пальцах, это гнетущая смесь сгрызенных в кровь ногтей,
помнишь, мы на труде вышивали на пяльцах, я был тогда ничей, ты был тогда ничей.
я вот не помню, нет, это лишь голод гложет, в волосы прячется раннею сединой,
это не ревность, где, это лишь дрожь по коже, я потому что знаю, ты до конца не мой.

это все чушь и ересь, и в горле не стоит кома, когда ты говоришь мне про мужа и про пирог,
про то как хочешь, чтоб дети и все дома, и я внутри повторяю, что скоро выйдет срок.
что надо быть готовым, всегда готовым, как пионер, вечно бегущий в ад,
неосторожным жестом и сломом - словом, я все пытаюсь вырастить для нас сад.

вот только вишни зачем-то сохнут зимой, и мы безденежно смотрим на карусели,
мы много пили и ели, родной, но наверное не то пели, да и не так, пятой лапы не будет, даже не свиснет рак,
да и на гору, видимо, нам с тобой не подняться.
мы не умрем, ты помни, не надо бояться, я пожимаю руку и сажусь на трамвай.
все-таки это мука, чуточку, малость мука, знать, что мне не построить этот ветреный рай.

я не ревную, что ты, иди, встречайся, и разбивай синь неба ладонью враз,
правило -если грешишь, значит, что и не кайся, много на свете таких же как я зараз,
так что давай, флаги в руки и скатерть расстелена, зачем нам дача и сидр, парки и зелень трав,
я буду делать то, что сердчишком велено, хотя, возможно, буду к себе не прав.

там облака плывут, светит туман устало, это не мрак, не горе, но опустилась ночь,
просто обидно бывает, что все это мало и что никто никому вовсе не может помочь.

03:29 

«Twist my arm like a knife tonight»
Вот так, чтоб ходить по волшебным улицам
и целовать, целовать,целовать твой след.
Чтобы смеяться, "она снова дуется",
она снова дуется, а ты нет.

Чтобы в ладонях пену собирать горстками,
чтобы у моря выклянчить белый шарф,
чтобы рыдать, закрываясь своими шерстками,
говорить, что мой милый все же не прав.

Убегать, растворяться потерянным временем,
возвращаться к нещадным твоим губам
и шептать "пусть я буду проклятьем и бременем,
все равно эгоист и тебя не отдам".

Не отдам ни ветрам, ни свободе, ни племени
твоему, что зовет и дрожит, говоря,
мол, что ты привязалась к дурному семени,
говорят, наконец, уходи уходя.

Не уйду, хоть должна уваженью и гордости,
и себе, и тебе, и бороться нет сил,
благородно, но все же я знаю, что подлостью
было б самой большой если б кто-то из нас отпустил.

13:20 

«Twist my arm like a knife tonight»
Очень в тебе мне жалко
душу твою.
Я-то своей не имею и о своей не пою.
Жарят глаза цвета солнца и оклубниченный рот,
Метелевая заслонка в сиреневый куст падет.

Пахнет и гарью и зеленью,
и одуванчиков снег,
летом я буду медленно
сцеловывать с твоих век.

02:27 

«Twist my arm like a knife tonight»
знаешь, любовь без влечения это уже друзья.
я говорила с ветром, ты говорил мне нельзя,
я собирала травы тонкою полосой,
после с тобой ходили утреннею росой.

ты выпивала воду, я выпивал вина,
точно не знаю, милая, когда доберусь до дна,
не беспокойся, душа моя, я оттолкнусь потом,
и припаду лихорадочно к горячим губам твоим ртом.

ветви в лесу качаются, спи, мой герой, не плачь,
стенки кирпичной касается в игре в десяточку мяч.
я же не плачу, близкий мой, что я тебе не жена,
и что у сердца тоже бывают и потолок, и стена.

поговорим еще раз мы, но не назначен срок,
ты же не одинока, я же не одинок..?
только зачем-то зреют тюльпаны весной в саду,
если уйдешь куда-нибудь, я все равно найду.

скрипнула дверь и шаркнули в щель на стене жуки,
я добавляю в тесто еще немного муки...
солнышко светит ясное, в небе летает грач.
друг друга любим и главное. тише, родной, не плачь.

13:06 

«Twist my arm like a knife tonight»
что-то мне снится снова все чушь какая-то, впрочем, ты не оценишь, впрочем, тебе решать.
рядом все громче стучит невидимый маятник, а ты ни в чем не поставишь мне "пять".
держа тебя за руку, воздух вдыхаю, можно же слезы глотать в тишине,
если и ты, как они, веришь маю, но почему-то вовсе не веришь мне.

в кружке горячий чай обжигает, я ем заварку и грызу металлический ключ.
я во всем виноват - не ходи к гадалке, я зол, подл, тернист и колюч,
верь же, милый, всем меня кроме, тем, кто утешит, поймет, кто прошепчет," вот он,живодер, живоглот,
что ты делаешь, он же тебя дерет, соков жизни лишает и берет через край",
ты не жди оправданий, милая, ты сама выбирай.

все шаги свои сделал я, все слова произнес, натаскал тебе роз, дал ответ на вопрос...
но, наверно, не тот ответ.
ты не слышишь меня, я в агонии грез, ты в агонии просто - тебе привет.

маятник тикает, надрывается, я все подлечиваю свой оптимизм,
ну почему это сильно карается, я куплю тебе пару красивых призм.
или же не куплю, так на меня смотри, я и сам-то не знаю, что у меня внутри,
и что ты хочешь услышать, не знаю я, но прости, прости, доиграем, да?
только я давно понял -это не игра, а козырные карты уже раздал.

и не только в сердце твоя стрела, я как еж в них, а бьют они наповал.
так уж вышло, my lady, только помочь тебе не могу.
ты любишь финики, я курагу, маятник скоро сломается,
я сломаю вокруг все часы.

из колонок басы, зачем лаяться?
перестань строить стену, послушай, ну..
ты кладешь еще кирпичей, улыбаешься.
ладно, солнце, я все равно все пойму.

00:53 

«Twist my arm like a knife tonight»
у меня рыба в ванной на занавеске плывет с широко разинутым ртом.
я наблюдаю, капли с душа стекают, рыба беспечна и машет хвостом.
что она делает, с кем болтает, к чему напрасно горло дерет,
вспомнила, люди же не летают, а рыбы молча лишь разевают свой рот.

у меня мыслей в голове раз и обчелся, хотя и не считал их никто,
выгрызла пальцы до дыр, мозг извелся - зависть, хочу такое пальто.
снова играет мотив бодрый в плеере, переключить бы,да нету сил.
бывает, хочу быть как эти с конвейера, да не могу, ты бы не простил.

а мне на улице весной бьет радость, а дома бьет виной терпкой стыд.
я виновата, что выросла гадость, даю морфий совести, совесть спит.
я на веревочке, на канатике, еще шаг в сторону - рухну вниз.
ладно, пожалуйста, чего уж там, главное помни - любой каприз.

знаешь, два года назад мы начали, вряд ли закончим когда-нибудь,
и я хочу потом съездить в Гатчину, вода в финзаливе сегодня как ртуть.
какую мне дальше петь тебе музыку, сильно запуталась, жалко всех тех,
кем я могла бы стать, если б не брутовость, если б пошла не по той полосе.

нет, не жалею, пчелы жалеют пусть, только, конечно, мне жаль одно -
ты-то жалеешь. нет, это не грусть. просто мне холодно, закрой окно.

00:37 

«Twist my arm like a knife tonight»
Ах, как-то сер и тускл этот фонарь, все потому что небо ночью не голубое, где-то внутри шебуршатся копоть и гарь, или червяк, или мечты о каноэ. Нет, не о том, что и с ушками, и блондин,хотя и такого мне тоже можно, ах, как же хорошо мне,что я не один, хотя, конечно,бывает иногда сложно.
Нет, то каноэ, чтобы по речке плыть, как у индейцев раньше когда-то было, ты когда слушаешь поутру этих птиц, я понимаю за что все же полюбила. А будет лето жарить наш город собой, зеленью из полей пролезать в душу смело, мне просто хочется, чтоб для тебя - герой, и чтоб, конечно, нравилось мое тело.

Тени в окошках вьются, в вазе стоит икебана, диета не выходит и джинсы жмут чуток, иногда думаю все же, что встретились слишком рано, не оплатив заранее всевечное "одинок", не выстрадав счастливое, будущее беспечное, не заработав будущий, отчаянно-верный взгляд, впрочем есть настоящее, так что и не перечь мне, впрочем, чего перечить, ты бриллиант в сто карат.
Я бриллиант еще в сто, как же чудесно вышло, если добавить плюс,
выйдет такая сила, что куда больше и выше, ты слишком я, даже знаешь, я иногда боюсь.

01:14 

«Twist my arm like a knife tonight»
а мне каждый день придумывается штуки по три и забывается, забывается, и помнится только кусками, и не собрать сейчас.
а потом соберу, потому что все равно роются рядом.

и все же деньги хоть и прах зловонный, но их отсутствие угнетает.
очень.

01:09 

«Twist my arm like a knife tonight»
пара метров в ладонях к сердцу, телефонный гудок под ухом.
и по нотам души иноверцы, а по нотам струны нету слуха.
и жужжат за окном машины, и гудит мерным звоном экран,
я люблю слушать и склонять сплинов и мороженое ля фам.

мелкий снег шалью в дырках на пихте, искры -мухи вокруг фонаря.
чуток думается "топиться", чуток думаю "что это я".
небо в городе снова серое, и асфальт, и стена где-то сбоку,
интересно, что же сказал Уайльд, приготовившись к сроку.

12:58 

сумбурное

«Twist my arm like a knife tonight»
проснулся я значится с утреца, и совесть моя не чиста, но мне как-то плевать, ты знаешь, наверное. улыбнуться бы в пол-лица, в зубе может киста, неразумно страдать или быть неверною.
я же девочка-смысл или мальчик-порок, мы с тобой оба крысы, ты не одинок, а вообще, возможно, что вышел срок, надо что-то решать, бежать на порог, вставать на заре, оставлять кровать. В апреле, не в январе, ты под одеялом и все хорошо, мне снятся кофе, озера и люди, мимолетны скандалы, выпьем на посошок, я подарю тебе завтрак на блюде.
на столе лежат деньги, я буду волшебник, превращающий в пиво бумагу, уже день, надо бы взять учебник, но я не могу, не могу и не надо - ничего больше, одеяло и ты, и немного материального, картинки с литвой и польшей, времени мало, без гениального и реального, с ожиданием без надежды, когда я превращусь в невежду, не отрекись, прости. это я снимаю одежду, а ты спи, жми меня в горсти, зови в гости, и гостей тоже позовем, это будет подъем - неправедный и быстрый, побывать в русле реки Систы, классиков почитать, застучала клавиатура, потянись, спи, я все же дура, истерить, убегать курить, стены лестницы бить в пароксизмах, справедлива твоя укоризна, это я ни с чего, это так, потому что ты не_догонишь, как огонь опрокинешь, согреешь, уронишь, и я буду виноват сам и подлец, а ты как всегда молодец, и не сарказм это, так и есть, гордость -пустое, туда же честь, я закончу жизнь в тюрьме или на помойке, едет автобус двойка, иди в биологи, родной мой, поступи и живи, заведи семью, и иди, и беги, мои мысли в крови, ты со мной жить не сможешь, даже любя свинью, ну а я смогу, да и что там перечить и спорить, жить пока что нам негде, мон шер, это даже уже не горе, это выпить глоток на шафт, который брудер, поиграть словами, прижать - так отчаянно как и раньше, не тускнело с годами, во мне множество фальши, но я честен сейчас, моя радость, как каренина, которая целовала поезд, еще не пришел наш час, я сломал часы, моя леди и он не придет, lupus est, но зато друг другу мы homo homini, так потом потянись, улыбнись, обними.
и я вроде не знаю о чем сейчас, только можно плевать на всех, пока славное вижу твое лицо, пока искренний слышу смех.

23:55 

«Twist my arm like a knife tonight»
оно писалось в разные дни и посему сумбурно и отрывочно.

когда-нибудь я увижу тебя, сидящей верхом на трубе, среди узловатых деревьев и пожелтевшей травы.
у меня заржавела ступа и сгнило оружие в кобуре, и я, конечно, не прав, но и вы - не правы.
вы - леди винтер, и сталь вашей крови студит. в ужасе млеют принцы, цари и пажи.
ваше красное платье, ваш рот, ваши груди, лицо, брови, ноги и сила лжи.
но об этой идее, отнюдь не новой, печально и верно подметил еще Герр Мазох,
о конфетах, кнутах, и о леди суровой, и что выдох намного легче, чем вдох.

И я не знаю кто из нас чай остывший, и кто еще кипяток, кипящее зелье из остролиста поможет шагнуть сквозь порог. Перешагнуть предрассудки, ведь я не пророк, а порок так зовет и манит, и так дурманит, как ваша речь. Но вы не будете собирать саммит и отрубите голову с плеч, взмахом ресниц и движеньем плеча, вы будете так хорошо горяча, что я положу эту голову сам.
Мы пока, дорогая, по одним адресам, и я даже сгорая буду скучать, не жалеть и страдать и чего-то все ждать, и все помнить, что сильнее пряника плеть, и кому суждено не остыть - догореть, и что каждый себя убивает в первую очередь волей своей, так что бей, королева, бей.

И каждому нужно подчинять-подчиняться в одинаковой мере, чтобы от короля до раба на галере, и shut me up, мое солнце нещадное, славное, сильное, сильно-слабое, только не допусти и не отпусти, и ошейник сжимай, но сжимай не так, потому что я с ума хоть малость, но все же не враг - ни себе, ни людям, и не поймут и, конечно, осудят, потому что моя оболочка не снимается никогда, никому настоящий не нужен я, да и кто я, кто я, ну кто же я, ты не ответишь, а я не спрошу.

только веришь-не веришь, может, я же только тобой дышу, хоть и задыхаюсь я иногда, ты звезда, ты звезда, лишь моя звезда, и мне светишь лишь только ты и бывает, что мало света, но я знаю, что есть весна - будет лето, я приду с утра, прочитаю Фета, подарю букет.

просто я же, знаешь, поклонник ветра, тебе от него привет, а себя я люблю настолько, чтоб дать сломать, а гордость в гробу вместе с совестью и я-то могу себя предложить, и потом даже с этим жить, уж ведь если могу я жить с тем, что мой план- второй. потому что ты мой, а я твой, но при этом я свой,
потому что тебе, может, я и нужен, но иногда забываю об этом, а ты забываешь напоминать.
мое солнце, не дай внутрь ворваться стуже, на дворе весна.

12:00 

Это просто так. по сценарию нашему с элриком. а стиль случайно стащен,но я случайно><

«Twist my arm like a knife tonight»
Лаэрту хочется в бар зайти, выпить, сдержать лицо.
У Лаэрта боль в кисти и линяет весною хвост.
Эшафот впереди маячит, виски жжет горло, город горит.
Лаэрт не знает, что значит, когда так к кому-то манит.

У Нагисы вечная паника, холод и мышь в углу.
Инквизитор уже не маленький, но не выносит грозу.
У Нагисы уши прижатые, и речь на завтра на площади.
Шкуры не греют, чай с мятой и "никого не щади".

У Лаэрта седина в душе и родственники на дороге к раю,
Он отбрасывает клише и подходит поближе к краю.
Гнусно пахнет чесноком и канализацией и мост уже взорван давно.
Пока что на этой локации побеждает еще Айме-но.

У Нагисы на любой шум истерика, у кареты украдено два колеса.
Он велит Альфе "казнить немедленно" и рыдает запершись полчаса.
Славно резвиться беспечно с бабочкой, когда деревья пылают, и сладко мщение.
Но даже инквизиторы знают, что тому, кто убил своего отца нет прощения.
Но инквизиторам все равно.

Лаэрт меняет виски свое на вино,
И ломает шею первому, кто говорит ему "стоп".
Инквизиторы не бывают верными, это помнит любой холоп.
Только Лаэрт не холоп и забыл. Он помнит железный ящик,
Он твердит себе, мол, дебил, надевает плащик,
И говорит, что теперь цель - отомстить и выжить.

У Нагисы охота на ель и мысли о ресторанах Парижа.
И в камине трещат поленья, и мурчит на коленях Живи,
А в цепи собираются звенья и не радует даже нажива.

Как же славно упиться местью, как же славно убить врага.
Только выжжен дурною вестью, не оставившей и следа.
Лаэрт знает, что у врагов нету - страха, глаз родных и ушей,
Но решили же сжить со свету, отомстить и не преклонять шей.

Лаэрт чешет врага за ухом, Лаэрт помнит, что "позже -убью."
А Нагиса играет с мухой и, как сможет, подложит свинью.
Инквизитор мурлычит игриво, девять жизней не вечны и могут кончиться,
Лаэрт уходит, спеша, торопливо и идет запивать одиночество.

Полный зал умоляет лидера "подумать, прикончить немедленно",
Лидер морщится, поправляет свитер и говорит "это временно".
И важнее, конечно, судьба народа, чем его, одного, желания...
Только "запереть его, не уродовать, не давать приносить злодеяния".

Лаэрт знает, что будет в конце - смерть одному и расплата.
Эта сволочь не менялась в лице даже узнав про отца и брата,
Да что с таким еще делать - нож в горло и каменный пол...
Лаэрт уже устал бегать и ловит стоны чужие ртом.
Лаэрт за ухом чешет, Лаэрт извелся весь.
Лаэрт ну очень грешен, Лаэрт забыл про месть.

Нагису трясет от холода, страха, ударов в стену и нос.
У него "как выберусь-всех на плаху" и бешено мечется хвост.
Он скулит, почти плачет и прижимается к палачу.
Палач вечно рядом маячит, жмись не хочу.
Спиною на полу твердо, и слезы из глаз текут,
Здесь все воплощенная гордость и здесь его точно убьют.
Толчок и впиваются локти, и больно и здесь, и там.
Нагиса кричит, в спину когти, и знает "возьмут, хоть не дам".
Первый - предатель, охраны тут-то уж точно нет.
И ему шепчут: "рано. купил себе в ад билет."
А руки так странно ласковы, а смерть не пришла еще...
Лаэрт мечется между масками и просит у судьбы счет.

Проходят часы, дни и месяцы, и Лаэрт уже в петле.
Толпа вокруг ржет и бесится, а солнышко в небе светлей,
А нечисти нет прощения, и Лаэрта ждет эшафот.
-Я знаю, мне нет отпущения. Любил инквизитора. Вот.

А небо безоблачно синее, у сказочки точки нет.
Я тоже люблю тебя сильно, мой инквизитор. The end.

02:36 

«Twist my arm like a knife tonight»
наши рассветы нынче раздельны, да и вообще спим мы, когда светает.
но только верить, не все мол потеряно, время не снег и помедленней тает.
я тебе в душу смотрю, вдруг что высмотрю, я заливаю глаза себе мутностью,
я все мечусь, и бегу, и все рыскаю. беды вокруг, но не беды, а глупости.

мы по пустыне, крови и по месиву, полон стакан, подержите, месье.
suum cuique. и кесарю - кесарево. а мне - тебя. а тебе монпансье.
впрочем, шучу, и меня тебе тоже, кольца на полочке, и почти март.
и пустой дом, и не_мягкое ложе, и разбежалась сердечная guard.

снег и асфальт, и морозит по коже, и принтер сломан и на стене тень,
просто спасибо, спасибо, мой боже, я просто помню, что будет наш день.
и каждый день -наш, и что мир на двоих нам, или вообще - только лишь для двоих.
да, заберу все, зато все отдам. как капля в море пойдет этот стих.

01:44 

«Twist my arm like a knife tonight»
мне уже спать пора, утром туман и серо,
вечером по дворам тихо под плеер пела.
проще не легче, нет, легче- не проще, сударь,
может найдет ответ, тот, кто окажется мудр.

виснуть, но не висеть, вешать без ся белье,
пробуйте не хотеть, желание больно бьет.
сударь, бегите прочь. в лес, по лугам, в листву.
я ведь смогу не смочь и дернуть за чеку.

поцелуй в щеку-раз. поцелуй в губы-два.
что еще кроме нас, весят ничто слова.
руки покрепче-так, да, вот теперь-тепло.
как по другому, как? я еще то трепло.

разметаю ветрам, раскидаю землей,
не сожгу на кострах. приказ дан - стой.
я загоню страх в душе поглубже совсем.
в этом я ведь почти как агент 007.
не потому что ноль, а потому что мастер.
на перекрестках воль уступлю. и будет мне счастье.

23:23 

«Twist my arm like a knife tonight»
электричка, сиденье напротив и твое отраженье в окне.
ты же, надеюсь, не против сильно так нравиться мне?
дом, снег, ключи, лес усталый, темная ночь вокруг нас.
помню, что было и стало, а стало двое. пью квас.

ты квас не любишь,ну что же. я наливаю чай,
вру, и вина, но может, спасемся от палача.
общества, времени, судеб. мнений и чуши всей.
мы презабавные люди. в вечности будь моей.

это веселый праздник. очень жестокий для них.
праздник почти что казни, но у меня парный ник.
так что все вспомним, сударь. сударыня? меньше слов.
я расчешу твои кудри, в них слишком много снов.

ну же,давай, на колени. все верно - на мои.
если не так накреним, возьми и перекрои.
на свой лад - меня. если надо.
исподволь. не браня. будем рады.

дверь, ключи, небо темным красит тебе глаза,
саранчи в поле, сон. мы, в платье твоем бирюза.
лед и соседей нету, дым из трубы, конец дров,
мы же дождемся лета, мы же найдем себе кров?

нам ведь всего два года. ну и по правде - один.
неважно есть ль на улице погода. клином клин.

я выдохся, шампанское в бокале, торт на столе, еще потом налью.
мы не переплывали Па-де-Кале, но как же сильно я тебя люблю.

12:19 

это просто сумбур, потому что мне хотелось что-нибудь написать.

«Twist my arm like a knife tonight»
неизбежное зло вылезает ямы, головою трясет и вползает обратно.
неизбежное зло вечно брызжет фонтаном и говорит, что пришло безвозвратно.
неизбежное зло залезает на плечи, и кусает за локти, и умеет летать.
и ему безразличны заряды картечи, и оно любит носом подольше клевать.
зло не умеет спать.

но засыпать оно любит и право, очень, я не могу добудиться никак,
вот,например,засыпает на строчке, чувствую, что я тут сам дурак.
яблочный ментос полезен злу, оно от него неизбежно растет,
оно неизбежное и по утру, оно может вам приготовить компот.
любит бормотать.

ему многое снится, но наяву, оно все-таки демон и все умеет,
вырастить зимой зелень-траву, что обычно только лишь по весне спеет,
разгонять ветер, пригонять тучи, топить снега и разрывать землю,
только зачем же оно меня мучит, оно все равно ничего не изменит.
оно не умеет ждать.

я поливаю его кефиром, оно засыпает. думаю, чудо, но справлюсь и без него.
на сегодня. сегодня снега не тают. холодно. птицы не прилетели, убежало зверье,
а зло просто спало под своим одеялом, оно стало мало, и при этом старо.
и ему стало мало. и я увеличила ход, покормила кота и купила таро.
зло научилось спать.

мы дружны. оно пьет мой кефир,а я его силу,
оно дышит эфиром, и просит мирру,
я говорю, что позже. мирра мне не нужна.
я прошу у зла денег и покупаю вина.
я ему жалуюсь дома, тихо, при свете свеч.
я говорю, что солома, оно говорит, купи меч.
я говорю, что усталость, оно говорит, что страх.
я говорю, что малость, оно говорит, что в руках.
я говорю, что чувство, оно говорит, что знает.
и после почти не грустно, и зло где-то там засыпает.
и я слышу шепот, где-то внутри,
это зло говорит мне, мол, в оба смотри.
и я себя слушаю.

02:10 

lock Доступ к записи ограничен

«Twist my arm like a knife tonight»
просто так.

URL
00:40 

«Twist my arm like a knife tonight»
иглы морозные в кожу впиваются,
я ощетинюсь как еж, если что.
не обращай же вниманья, красавица.
мне хорошо.

если не станем зимою сосульками,
и не сломаемся, тая, весной,
или пластмассы дырявыми пульками
мы не застрелимся под сосной,

то подними голову к небу, либе,
видишь, там солнце светит так ярко,
это, конечно же, не карибы,
но и у нас, когда рядом, то жарко.

листья зеленые по ветру кружатся,
ветер, мне кажется, нас закружил,
а иногда вновь зима, приступ ужаса,
вдруг тебя кто-нибудь разворожил?

в общем, засну, все смешно, буду сильною,
ты убеди, обними, ну спаси меня,
от зимы, ветра, иголок под кожей,
я-то ведь знаю, захочешь,так сможешь.

только когда было просто-ни в жизни,
нет, никогда не гляжу с укоризной,
разве я много прошу-так ведь нет.
смс пару и вместе обед.

чтобы отдача и руки на коже,
чтобы заснуть и проснуться бы тоже,
чтобы три слова, три слова, три слова,
чтобы и снова, и снова, и снова.

чтобы порывы твои не пропали,
может, зима. может быть и устали.
только я, знаешь, взяла твою вечность,
мучиться будем. ты ешь свою гречу.

будет весна и на веточках птицы,
лучшее в людях и радостней лица,
и будем таять, как льды и снега.
вдруг это кончится? нет, никогда.

sing, sing, sing

главная