• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:55 

«Twist my arm like a knife tonight»
оно писалось в разные дни и посему сумбурно и отрывочно.

когда-нибудь я увижу тебя, сидящей верхом на трубе, среди узловатых деревьев и пожелтевшей травы.
у меня заржавела ступа и сгнило оружие в кобуре, и я, конечно, не прав, но и вы - не правы.
вы - леди винтер, и сталь вашей крови студит. в ужасе млеют принцы, цари и пажи.
ваше красное платье, ваш рот, ваши груди, лицо, брови, ноги и сила лжи.
но об этой идее, отнюдь не новой, печально и верно подметил еще Герр Мазох,
о конфетах, кнутах, и о леди суровой, и что выдох намного легче, чем вдох.

И я не знаю кто из нас чай остывший, и кто еще кипяток, кипящее зелье из остролиста поможет шагнуть сквозь порог. Перешагнуть предрассудки, ведь я не пророк, а порок так зовет и манит, и так дурманит, как ваша речь. Но вы не будете собирать саммит и отрубите голову с плеч, взмахом ресниц и движеньем плеча, вы будете так хорошо горяча, что я положу эту голову сам.
Мы пока, дорогая, по одним адресам, и я даже сгорая буду скучать, не жалеть и страдать и чего-то все ждать, и все помнить, что сильнее пряника плеть, и кому суждено не остыть - догореть, и что каждый себя убивает в первую очередь волей своей, так что бей, королева, бей.

И каждому нужно подчинять-подчиняться в одинаковой мере, чтобы от короля до раба на галере, и shut me up, мое солнце нещадное, славное, сильное, сильно-слабое, только не допусти и не отпусти, и ошейник сжимай, но сжимай не так, потому что я с ума хоть малость, но все же не враг - ни себе, ни людям, и не поймут и, конечно, осудят, потому что моя оболочка не снимается никогда, никому настоящий не нужен я, да и кто я, кто я, ну кто же я, ты не ответишь, а я не спрошу.

только веришь-не веришь, может, я же только тобой дышу, хоть и задыхаюсь я иногда, ты звезда, ты звезда, лишь моя звезда, и мне светишь лишь только ты и бывает, что мало света, но я знаю, что есть весна - будет лето, я приду с утра, прочитаю Фета, подарю букет.

просто я же, знаешь, поклонник ветра, тебе от него привет, а себя я люблю настолько, чтоб дать сломать, а гордость в гробу вместе с совестью и я-то могу себя предложить, и потом даже с этим жить, уж ведь если могу я жить с тем, что мой план- второй. потому что ты мой, а я твой, но при этом я свой,
потому что тебе, может, я и нужен, но иногда забываю об этом, а ты забываешь напоминать.
мое солнце, не дай внутрь ворваться стуже, на дворе весна.

12:00 

Это просто так. по сценарию нашему с элриком. а стиль случайно стащен,но я случайно><

«Twist my arm like a knife tonight»
Лаэрту хочется в бар зайти, выпить, сдержать лицо.
У Лаэрта боль в кисти и линяет весною хвост.
Эшафот впереди маячит, виски жжет горло, город горит.
Лаэрт не знает, что значит, когда так к кому-то манит.

У Нагисы вечная паника, холод и мышь в углу.
Инквизитор уже не маленький, но не выносит грозу.
У Нагисы уши прижатые, и речь на завтра на площади.
Шкуры не греют, чай с мятой и "никого не щади".

У Лаэрта седина в душе и родственники на дороге к раю,
Он отбрасывает клише и подходит поближе к краю.
Гнусно пахнет чесноком и канализацией и мост уже взорван давно.
Пока что на этой локации побеждает еще Айме-но.

У Нагисы на любой шум истерика, у кареты украдено два колеса.
Он велит Альфе "казнить немедленно" и рыдает запершись полчаса.
Славно резвиться беспечно с бабочкой, когда деревья пылают, и сладко мщение.
Но даже инквизиторы знают, что тому, кто убил своего отца нет прощения.
Но инквизиторам все равно.

Лаэрт меняет виски свое на вино,
И ломает шею первому, кто говорит ему "стоп".
Инквизиторы не бывают верными, это помнит любой холоп.
Только Лаэрт не холоп и забыл. Он помнит железный ящик,
Он твердит себе, мол, дебил, надевает плащик,
И говорит, что теперь цель - отомстить и выжить.

У Нагисы охота на ель и мысли о ресторанах Парижа.
И в камине трещат поленья, и мурчит на коленях Живи,
А в цепи собираются звенья и не радует даже нажива.

Как же славно упиться местью, как же славно убить врага.
Только выжжен дурною вестью, не оставившей и следа.
Лаэрт знает, что у врагов нету - страха, глаз родных и ушей,
Но решили же сжить со свету, отомстить и не преклонять шей.

Лаэрт чешет врага за ухом, Лаэрт помнит, что "позже -убью."
А Нагиса играет с мухой и, как сможет, подложит свинью.
Инквизитор мурлычит игриво, девять жизней не вечны и могут кончиться,
Лаэрт уходит, спеша, торопливо и идет запивать одиночество.

Полный зал умоляет лидера "подумать, прикончить немедленно",
Лидер морщится, поправляет свитер и говорит "это временно".
И важнее, конечно, судьба народа, чем его, одного, желания...
Только "запереть его, не уродовать, не давать приносить злодеяния".

Лаэрт знает, что будет в конце - смерть одному и расплата.
Эта сволочь не менялась в лице даже узнав про отца и брата,
Да что с таким еще делать - нож в горло и каменный пол...
Лаэрт уже устал бегать и ловит стоны чужие ртом.
Лаэрт за ухом чешет, Лаэрт извелся весь.
Лаэрт ну очень грешен, Лаэрт забыл про месть.

Нагису трясет от холода, страха, ударов в стену и нос.
У него "как выберусь-всех на плаху" и бешено мечется хвост.
Он скулит, почти плачет и прижимается к палачу.
Палач вечно рядом маячит, жмись не хочу.
Спиною на полу твердо, и слезы из глаз текут,
Здесь все воплощенная гордость и здесь его точно убьют.
Толчок и впиваются локти, и больно и здесь, и там.
Нагиса кричит, в спину когти, и знает "возьмут, хоть не дам".
Первый - предатель, охраны тут-то уж точно нет.
И ему шепчут: "рано. купил себе в ад билет."
А руки так странно ласковы, а смерть не пришла еще...
Лаэрт мечется между масками и просит у судьбы счет.

Проходят часы, дни и месяцы, и Лаэрт уже в петле.
Толпа вокруг ржет и бесится, а солнышко в небе светлей,
А нечисти нет прощения, и Лаэрта ждет эшафот.
-Я знаю, мне нет отпущения. Любил инквизитора. Вот.

А небо безоблачно синее, у сказочки точки нет.
Я тоже люблю тебя сильно, мой инквизитор. The end.

02:36 

«Twist my arm like a knife tonight»
наши рассветы нынче раздельны, да и вообще спим мы, когда светает.
но только верить, не все мол потеряно, время не снег и помедленней тает.
я тебе в душу смотрю, вдруг что высмотрю, я заливаю глаза себе мутностью,
я все мечусь, и бегу, и все рыскаю. беды вокруг, но не беды, а глупости.

мы по пустыне, крови и по месиву, полон стакан, подержите, месье.
suum cuique. и кесарю - кесарево. а мне - тебя. а тебе монпансье.
впрочем, шучу, и меня тебе тоже, кольца на полочке, и почти март.
и пустой дом, и не_мягкое ложе, и разбежалась сердечная guard.

снег и асфальт, и морозит по коже, и принтер сломан и на стене тень,
просто спасибо, спасибо, мой боже, я просто помню, что будет наш день.
и каждый день -наш, и что мир на двоих нам, или вообще - только лишь для двоих.
да, заберу все, зато все отдам. как капля в море пойдет этот стих.

01:44 

«Twist my arm like a knife tonight»
мне уже спать пора, утром туман и серо,
вечером по дворам тихо под плеер пела.
проще не легче, нет, легче- не проще, сударь,
может найдет ответ, тот, кто окажется мудр.

виснуть, но не висеть, вешать без ся белье,
пробуйте не хотеть, желание больно бьет.
сударь, бегите прочь. в лес, по лугам, в листву.
я ведь смогу не смочь и дернуть за чеку.

поцелуй в щеку-раз. поцелуй в губы-два.
что еще кроме нас, весят ничто слова.
руки покрепче-так, да, вот теперь-тепло.
как по другому, как? я еще то трепло.

разметаю ветрам, раскидаю землей,
не сожгу на кострах. приказ дан - стой.
я загоню страх в душе поглубже совсем.
в этом я ведь почти как агент 007.
не потому что ноль, а потому что мастер.
на перекрестках воль уступлю. и будет мне счастье.

23:23 

«Twist my arm like a knife tonight»
электричка, сиденье напротив и твое отраженье в окне.
ты же, надеюсь, не против сильно так нравиться мне?
дом, снег, ключи, лес усталый, темная ночь вокруг нас.
помню, что было и стало, а стало двое. пью квас.

ты квас не любишь,ну что же. я наливаю чай,
вру, и вина, но может, спасемся от палача.
общества, времени, судеб. мнений и чуши всей.
мы презабавные люди. в вечности будь моей.

это веселый праздник. очень жестокий для них.
праздник почти что казни, но у меня парный ник.
так что все вспомним, сударь. сударыня? меньше слов.
я расчешу твои кудри, в них слишком много снов.

ну же,давай, на колени. все верно - на мои.
если не так накреним, возьми и перекрои.
на свой лад - меня. если надо.
исподволь. не браня. будем рады.

дверь, ключи, небо темным красит тебе глаза,
саранчи в поле, сон. мы, в платье твоем бирюза.
лед и соседей нету, дым из трубы, конец дров,
мы же дождемся лета, мы же найдем себе кров?

нам ведь всего два года. ну и по правде - один.
неважно есть ль на улице погода. клином клин.

я выдохся, шампанское в бокале, торт на столе, еще потом налью.
мы не переплывали Па-де-Кале, но как же сильно я тебя люблю.

12:19 

это просто сумбур, потому что мне хотелось что-нибудь написать.

«Twist my arm like a knife tonight»
неизбежное зло вылезает ямы, головою трясет и вползает обратно.
неизбежное зло вечно брызжет фонтаном и говорит, что пришло безвозвратно.
неизбежное зло залезает на плечи, и кусает за локти, и умеет летать.
и ему безразличны заряды картечи, и оно любит носом подольше клевать.
зло не умеет спать.

но засыпать оно любит и право, очень, я не могу добудиться никак,
вот,например,засыпает на строчке, чувствую, что я тут сам дурак.
яблочный ментос полезен злу, оно от него неизбежно растет,
оно неизбежное и по утру, оно может вам приготовить компот.
любит бормотать.

ему многое снится, но наяву, оно все-таки демон и все умеет,
вырастить зимой зелень-траву, что обычно только лишь по весне спеет,
разгонять ветер, пригонять тучи, топить снега и разрывать землю,
только зачем же оно меня мучит, оно все равно ничего не изменит.
оно не умеет ждать.

я поливаю его кефиром, оно засыпает. думаю, чудо, но справлюсь и без него.
на сегодня. сегодня снега не тают. холодно. птицы не прилетели, убежало зверье,
а зло просто спало под своим одеялом, оно стало мало, и при этом старо.
и ему стало мало. и я увеличила ход, покормила кота и купила таро.
зло научилось спать.

мы дружны. оно пьет мой кефир,а я его силу,
оно дышит эфиром, и просит мирру,
я говорю, что позже. мирра мне не нужна.
я прошу у зла денег и покупаю вина.
я ему жалуюсь дома, тихо, при свете свеч.
я говорю, что солома, оно говорит, купи меч.
я говорю, что усталость, оно говорит, что страх.
я говорю, что малость, оно говорит, что в руках.
я говорю, что чувство, оно говорит, что знает.
и после почти не грустно, и зло где-то там засыпает.
и я слышу шепот, где-то внутри,
это зло говорит мне, мол, в оба смотри.
и я себя слушаю.

02:10 

lock Доступ к записи ограничен

«Twist my arm like a knife tonight»
просто так.

URL
00:40 

«Twist my arm like a knife tonight»
иглы морозные в кожу впиваются,
я ощетинюсь как еж, если что.
не обращай же вниманья, красавица.
мне хорошо.

если не станем зимою сосульками,
и не сломаемся, тая, весной,
или пластмассы дырявыми пульками
мы не застрелимся под сосной,

то подними голову к небу, либе,
видишь, там солнце светит так ярко,
это, конечно же, не карибы,
но и у нас, когда рядом, то жарко.

листья зеленые по ветру кружатся,
ветер, мне кажется, нас закружил,
а иногда вновь зима, приступ ужаса,
вдруг тебя кто-нибудь разворожил?

в общем, засну, все смешно, буду сильною,
ты убеди, обними, ну спаси меня,
от зимы, ветра, иголок под кожей,
я-то ведь знаю, захочешь,так сможешь.

только когда было просто-ни в жизни,
нет, никогда не гляжу с укоризной,
разве я много прошу-так ведь нет.
смс пару и вместе обед.

чтобы отдача и руки на коже,
чтобы заснуть и проснуться бы тоже,
чтобы три слова, три слова, три слова,
чтобы и снова, и снова, и снова.

чтобы порывы твои не пропали,
может, зима. может быть и устали.
только я, знаешь, взяла твою вечность,
мучиться будем. ты ешь свою гречу.

будет весна и на веточках птицы,
лучшее в людях и радостней лица,
и будем таять, как льды и снега.
вдруг это кончится? нет, никогда.

11:36 

«Twist my arm like a knife tonight»
а на улице погода хорошая, а вот только холодно так, что кажется, прям совсем.
мне бы в кв 19, дом 62. трамвай 52, 5 плюс 2 будет семь.
а где же наш дом с тобой, несуществующий, наш придуманный поздно, не найденный рай,
а фантазии вовсе нещадно чарующи, обнимай, ожидай, догоняй, догорай.

сердце скрещено, перевешено и повешено, и подвешено на чеку.
и стучит-рвется так искренне бешено,взрыв близко, быть надо начеку.
я выбиваю себе куски времени, время не радо, меня бьет по темени,
не разобрать ничего в этой темени, главное, чтоб не запутаться в стремени.
и чтоб стремнина не унесла. быстро течение и не в ту сторону,
пусты коромысла, и кружатся вороны,
кружатся веером надо мной. надо быть стеной, а выходит картонной только лишь,
только ты ведь простишь, не укоришь, да простишь,
я бы хотела, чтобы вышел получше стиш,
чтобы внутри перестала скрести эта дура-мышь,
потому что кошки мурлычат, а не скребут.
бери тот,что по два галеона кнут,
и за пять кнатов прут, я и так жизнью гнут,
но не согнут. я плут,
а плуты славно врут, также как и живут,
руки жмут, терпят жгут, носят сьют, да поют.

а давай мы на пару с тобой споем, и неважно качество, главное, что на пару.
все считают, что я-беда и чудачество, а, солнце, ты, говорят, моя кара.
а мне все равно кто какие несет кресты, я наши с тобой навечно слеплю мосты,
я схороню мечты, выйду из пустоты, и выбирая между тобой и мной, я отвечу -ты.

23:53 

«Twist my arm like a knife tonight»
здесь молочное небо белой стеной затопило мои глаза.
тебе оно нравится, я привык. новый год спел юрий лоза.
не слезая, гуляем по проводам, пьем ярко-синий ток,
крепко-винный сок, ты и я-пьяна, и пьяны, и стрела в висок.

через край перелита, ноги в руки, бегом, руки в ноги.
по мостам, по крестам, по местам, по путям,по дороге.
кто-то хочет, и ищет, и свищет, и не найдет. я-могу.
все могу. босиком по болотам и лесу, испечь рагу и врагу,
заколоть свои мысли шпагой из сердца - не треснет.
протрубить свои гимны не вслух, но громче, чем рупором.
убить N кол-во зайцев, не двух, и банальным ступором.
и выть на луну, преувеличивая страх и раздор во стократ.
забери меня, забери отсюда, это шах, скоро мат.
убери, обними, расскажи, отдай душу.
вот тогда обниму, расскажу, заберу, не струшу.

чужую душу к себе прижмешь, а она роднее своей.
и жилы только сильнее рвешь,и людям только сильнее врешь,
а небо только синеет, что ж, скорее уже посиней.

19:57 

«Twist my arm like a knife tonight»
засветят солнцем, затронут светом,
как жаль,не быть мне совсем поэтом,
май либе фрау сидит зажмурясь,
я проклинаю себя за дурость.

мигает елка, и ждут коктейли,
ах, не сойти бы нам с карусели,
ах,нам бы лето, цветы и спальни,
ах,нам бы небо не так фатально.

ты просто стерва, я просто сволочь,
и шоколадный ликерчик с колой
льется на горло и греет сердце,
мне от тебя так нравится греться.

не идеалы, но идеальны,
так по-банальному не банальны,
противоречиями по коже,
я вовсе и не засыпала, может.

деньги и дни так кончаются быстро,
это пилюля как яблоко кислая,
как взгляд недобрый, случайно брошеный,
есть люди-звезды, есть люди-горошины.

есть люди-люди. мы люди-люди,
и не узнают, и не осудят.
знай,мне хотя умирать неохота,
но за тебя могу до эшафота.

выпьем и ляжем,уснем и проснемся,
нет,никогда мы назад не вернемся.
нет,никогда не вернуть уже души,
наполнят-осушат,наполнят-осушат.

только майн фрау, ты помни-ты майн.
мне бы квартиру свою.с тобой в май.

01:00 

«Twist my arm like a knife tonight»
тошнит стихами.
бывает не пишется, не пишется, не пишется, и думаешь,что и не напишется, а потом сядешь и тебя ими тошнит, тошнит, тошнит, так, что захлебываешься, и не успеваешь написать их.
а иногда идешь и пытаешься их запомнить, а забываешь.

ах, если бы я умела петь.
если бы, если бы.

во мне так много разных меня, что иногда я себя и за себя боюсь.

00:57 

«Twist my arm like a knife tonight»
подойди поближе, загляни в глаза
это не береста, и не бирюза.
ночь ответы слижет, утро не отдаст
не найдется future, не вернется past.

песня не поется, но метель стучит,
мысль разовьется, плачет, после спит.
сон идет не сладкий, сладкий-не идет,
ну, моя касатка, скоро твой черед.

одинокость ветром постучит в лицо,
не спасет ни лето, ни твое кольцо.
руку не протянут, и не мне точней,
дни текут и вянут, быть бы как кащей.

нет огня и воздуха, вечером жива,
все сильней натянута лука тетива.
дверками закрытыми прячутся дела,
думы недобитые вовсе пропила.

future тихо скалится, past воет в углу,
спи, моя красавица, отведу беду.
промолчу и выношу на сердце ее,
горе мое луковое, горе, но мое.

00:19 

«Twist my arm like a knife tonight»
хочешь стишок хороший-будет стишок хороший,
и в апельсинах солнце с соседями наповал.
как-то гуляли в парке, уткам кидали крошки,
ты сразу и теплая кошка и айвазовский вал.

клубок покатишь-волна обрушится,
а уж волна чего именно, можно и промолчать.
вот иногда лежим рядом,а в ванной вещи сушатся,
я молчу, соловьем о любви не умея кричать.

ты-картина, художником ненаписанная,
потому что тебя описать нельзя.
на плите пригорела давно каша рисовая,
как коньками по льду, друг по другу скользя.

ты- неспетая песня, роман непридуманный,
потерявшийся в детстве, провзрослевший насквозь,
я пропитан тобой, интересами, думами,
я тобою пропит. и пробит-в сердце гвоздь.

ты-мой гость: навсегдашний, нежданный и прошенный,
вымоленный и выстраданный, прошлое запорошивший,
захвативший случайно душу и оставшийся в ней,
я и дальше не отпущу и не струшу, ветер сильнее вей.

мои крепости взяты,что там сами сданы,
грани осады сняты, стены ее сметены,
перекованы храмы, колокола перелиты,
перестроены города.
в этой маленькой драме будем навечно слиты.
впрочем, что там навечно, банальное навсегда.

01:36 

«Twist my arm like a knife tonight»
засмотрелась на горы, на верхушки их снежные.
позабыла про ссоры, вспоминаю- мы нежные.
засмотрелась на солнце, ветер даже потише воет.
позабыла про донце, вспоминаю- нас двое.
я сказала: "чудесно", солнцу я улыбнулась.
солнце молвило:"лестно". и за тучу уткнулось.

03:42 

«Twist my arm like a knife tonight»
плитка на полу,я на диване,
сумка в углу, плеер в кармане,
сон в голове.

научиться б водить харлеи и шевроле,
и грузовики можно тоже.
дорога-свет-ветер-ночь, интересно,на что похоже?
вообще,в дальнобойщики пойти может?

безделье. безденежье. бездорожье.
вечное lemon tree.
не режет даже и нож по коже.
ты на меня не смотри.

пока не холодно, пока неголодно, немного грустно, но ничего.
где-то светло, где-то пусто, под воротом, где-то открыто окно.
где то окно, в которое выйти, что-то тут только дверь.
лодка пыталась из бухты выплыть,а села на мель.

дальше четыре строфы неразборчивы, почерк дурацкий, ну как и я.
птицы говоруны сговорчивы, но идет по прямой шахматная ладья.
а там то, что я вечная дрянь и что мол ничего не меняется.
это также как вечная брань, спи спокойно, красавица,
завтра пьем, не едим, смотрим, играем, наряжаем ель.
может быть выйдем на улицу, может быть ляжем в постель.

а мое темное внутреннее никогда не уснет.
и от себя меня никогда никто не спасет.
честным нельзя быть, запомните дети.
нельзя до конца быть собой, полагаю и на том свете.

02:40 

«Twist my arm like a knife tonight»
писать здесь странно, дизайн-то новый, впрочем, бумажно сейчас и то чаще.
не чувствую,что владею словом, и заблуждаюсь в несветлой чаще.
и спать пора, и ничего нового, и мокрый снег мне валится в рот.
с утра проснуться придется-попробую, если что существует и автопилот.

эх, мне бы чая, нельзя, все давно спят по комнатам,
комнату нужно вычистить,выкинуть нужно хлам.
в окне сероватый ветер и зимоватое небо.
наверное нет такого, каким для меня ты бы не был.

ногти все скушаны, волосы не помыла.
шелуха семечек на столе, картина уныла.
а я не эстет. не идеалист, те уж вовсе странные люди.
просто не забывай, кроме тебя самой у тебя ничего не будет.

14:12 

«Twist my arm like a knife tonight»
блокнотик на скрепках в клеточку,девица в колготках в сеточку,
дом из кирпича лишь построенный, и нервы предельно расстроены.
а я бы пустила к себе и в дом, и переночевать,
да только в жизни какой-то слом, да и дома-то нет опять.

я крестьянин, безземельный и безжилплощадный, и на чем пахать,если нет даже лошади,
печь не протоплена,дрова не рубятся, все мы потоплены, все просто губится.
а я не слежу,когда закаты,когда рассветы, сами все виноваты, что их песенка спета.
я в темноте, в тесноте и в обиде, как всегда знаю-никто не увидит.

я и так разучилась молчать совсем в тряпочку,
и чтоб не простудиться я зажгу лампочку.
может меня и согреет свет электрической рыбой и вниз.
а все-таки хотелось б оставить след, до того как окончательно на карниз.

14:11 

«Twist my arm like a knife tonight»
перед домом тропинка не тянется. и тянутся то видимо некуда.
с меня станется. или не станется. череда
долгих дней еще стелется. подметай-заметай метелица,
все тревоги, обиды и радости. и меня заметай.
мы не женимся. горьким соком я пью свои слабости.
и обиды свои прошлозимние.раннелетние.вековечные.
у меня-то нет даже и имени, разберите меня на вече.
зазвоните тягучим колоколом, соберите народ.
сердце встанет колом, затаю вдох, сомкну рот.
а в туннелях метро нет и лучика, все когда-нибудь здесь останемся.
ох,ну сколько же нам еще мучаться, я люблю и стремлюсь,не в чем каяться.
а и было бы в чем, и не надо бы, где есть правда? во мне только истина.
своей чертовой вечной радугой я тебе прямо в душу выстрелю.
под трамваем рельсы неспящие,словно призрак туманом выношен,
я с тобой, я не я, настоящая. мне тут снилось, что в голове дырищи,
и стою потерявшись у зеркала, и не видят меня, я невидима,
и обьята тоскою терпкою,и хочу я собрать президиум... а нельзя.
мы с тобою проверимся временем, я тебя защищу от потерь.
тягочусь отчасти этим бременем. но не верь мне,родная. не верь.

03:13 

«Twist my arm like a knife tonight»
только память моя ничего забывать не умеет(с)


время-больная тема. прячу замерзший нос в шарф.
все как всегда охрененно. да, мама, вечный драйв.
нет, ты меня не слушай. нет, не схожу с ума.
чем здоровее души, тем больше в них дерьма.

там на дороге слякоть. там на снегу следы.
чертову эту мякоть с сердечной б убрать гряды.
виселицами воткнуты деревья в грязный асфальт.
стой, держи, вот кнуты. да, я всегда виноват.

урна под окнами скалится. люк на дороге открыт.
ну, доставай свою палицу. да, я морально разбит.
завтра платком мне машет, за спиной плачет вчера.
мыслей смешная каша глаголит: "чудо-игра".

сегодня сидит с усмешкой, завтра уйдет, ну и пусть.
сугробы,фонарь и кошка, и вековечная грусть.
решетки на глазах дома, им будто бы видеть нельзя.
каждый из нас был сломан. стал пешкой из ферзя.

эти большие надежды, это несметное зло.
не думая, стать невеждой. нет, мне когда-то везло.
ладно, сбегу даже если, мне закричат на фонарь.
мне одному в себе тесно.ты обними,хоть я тварь.

завтра наступит завтра. на горло наступит мне.
всех ожидает плавка.мы переплавимся? нет.

sing, sing, sing

главная