Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



«Он и во мне ценит больше ум и дарования, чем сердце, хотя оно — единственная моя гордость, оно одно источник всего, всей силы, всех радостей и страданий. Ведь то, что я знаю, узнать может всякий, а сердце такое
лишь у меня»


основное я - это пошел в задницу, Лаэрт
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:53 

«Twist my arm like a knife tonight»
итак, качусь по параболе вниз
заебись.
сделай что-то, парень, определись,
тебе четверть века, вставай, окстись,
сколько можно лежать да думать.

эти смоквы падают и гниют,
лава не превращается в изумруд,
я все так же между: ни там, ни тут,
на вопросы я говорю: зер гуд,
и пока, представляете, все клюют,
но ведь кто-то может не клюнуть.

18:50 

«Twist my arm like a knife tonight»
Тонкая тяжесть сумрачной электрички.
Я б подарила тебе царины черевички.
Как быстро тает снег на руках горячих.
Все бы тебе подарил бы любой из зрячих.

18:48 

«Twist my arm like a knife tonight»
Простись со мной. Мне зябко, зыбко.
Тону. Зыбучие пески.
Соломинка - твоя улыбка,
Важней протянутой руки.

Что мое сердце - горечь, камень,
Топкая почва, битый лед.
Не разведем беду руками,
Но отодвинем - и сойдет.

Прости меня. Солен пуд соли,
Горчит табак на языке.
Я не желаю лучшей доли,
Твоя рука в моей руке.

16:39 

август

«Twist my arm like a knife tonight»
стены напротив из красного кирпича,
кровь моя то прохладна, то горяча.
не понять что: водица, свеча иль медь,
что пишут на роду: замерзать? гореть?

взвиться костром, растерять себя до частиц,
а где-то там он коснется ее ключиц.
и не погаснут звезды, и не наступит тьма,
пишут: и не одна ты без нее одна.

мир не исчез, он просто поблек, померк,
все презирали клерков и каждый - клерк,
смысл в пионах, в радуге, в бирюзе.
в книге, дороге, песне. да в твоем образе.

замок песочный тает из раза в раз,
тает и вырастает. кольцо, алмаз.
время - прямая линия или точка?
нитка у парки тянется из клубочка.

14:04 

с ноября лежит, мне не нравится

«Twist my arm like a knife tonight»
в твиттере пусто. в комнате батареи.
не греют. на окне капли все дождивее.

думаешь, были б деньги, и вот, чтоб были,
ты тратишь время - а важнее ресурса нету.
тратишь в серость, бессмысленность, тратишь в скуку,
лепишь на ужин котлету.

котлета, как знак благосостояния.
низко. но если есть время - нет денег.
нет денег пересекать расстояния.
нет денег жить. ни сил нет, ни денег.

где-то плещут волны, а ночью чернеет море, подходя к краю.
и там простор заполняет твою живую душу -
я знаю, что существуют такие места. я знаю.
море потом выплескивает на сушу.

скалы и небо, ветер и солнце, офис и скука,
круг разрываешь и попадаешь в новый.
те же стены и двери, в какие нельзя без стука,
священные пафосные коровы.

говно - иерархия, ключ - свобода,
недостижимая и никогда, и ныне.
бежишь вдоль речки и падаешь возле брода,
поднимаешься - ты в пустыне.

13:37 

что-то вроде сказочки элру

«Twist my arm like a knife tonight»
Джастин любит дороги, петляющие в горах,
Любит к вершине мчаться на всех парах,
Любит веселье свободу и небеса,
Джастин Финч Роу любит все делать сам.

Джимми гордится, что у него есть брат.
Взрослый и сильный, смелый и не богат,
Джим очень хочет быть на него похож,
Чтоб тоже статен, смугл, умен, пригож.

Все дамы Джима глядят на брата -
Джимми гордится.
Элли в шапке пирата глядит на брата -
Джимми хочется удавиться.

Элли любит море и чтоб за него решали,
Любит спать обнаженным в лангрийской шали,
Любит друзей и свою собаку Петину.
К Джастину его тянет необратимо,
Сердце его магнит, сердце его болит,
К Джастину его тащит, его манит,
Элли в восторге и восхищении,
Джастин - то его амок, его мучение,
Его первое самостоятельное решение,

Элли не замечает Джима.

Джиму общество Элли необходимо,
Джимми надежный и честный как чай в стакане,
Только Элли Джастин штормит, дурманит,
Прямо как водка, виски и сразу джин,
Кровь выскакивает из жил,
И на полочке просто друга мается Джим,
И на новые горы взлетает Джастин.

Джим на брата нисколечко не в обиде,
Просто молча неистово ненавидит,
Да желает тому напороться на риф дном лодки.
Элли смотрит альбомы, семейные фотки,
Дж и Дж на пони и на слоне,
Дж и Дж на речке и валуне,
Что ж теперь прикажете делать мне-
Вопрошает Элли Бэй в пустоту,
Пустота молчит, пустота в печали,
Каждый любит так сильно и так отчаянно.

13:16 

этот апрель

«Twist my arm like a knife tonight»
где ты, где ты
скоро я лягу на пол, тишиною раздавлен,
где ты, где ты,
пустота без тебя в нашей спальне,
пусто так в нашей спальне!

жадно слушаю лифт, нервно в окне вишу,
слушаю ночь, но ни шагов, ни смеха,
выгибаю пальцы, рвано дышу,
слушаю свое эхо.

где ты, ты же идешь где-то в темноте,
живая, здоровая, опаздывая, может, в пробке.
я прощу тебе все поступки - эти и те,
позвони поскорее в двери этой коробки.

сердце летает по комнате вверх и вбок,
не позвонить или просто не дозвониться.
от нервов отвратительно колет бок,
может быть стоит кому-нибудь помолиться?

наш ужин стынет, наша кровать зовет,
наш фильм загружен, наша подушка взбита,
я задыхаюсь, где мой второй пилот,
где моя няша, где ты, моя орбита.

17:19 

«Twist my arm like a knife tonight»
Октябрь 2011, число N

И номера автобусов как эпоха;
Они отвезут, когда человеку плохо, они довезут до туда, где хорошо.
Или наоборот. Не пришел поезд?
Автобус уже идет!

Номер такой-то возит тебя домой,
Утром из дома. Вечером, чуть живой,
Ты снова в нем; автобусы как миры.
Нет во всем свете такой временной дыры:

Я в нем обедаю, езжу, читаю, сплю.
Этот автобус завозит меня в петлю,
Этот автобус спасает меня от стужи.
Я в этих окнах пил, в этих бывал не нужен,

В этих я пил с другими, в этих - со всеми сразу.
В этих родился, в этих поймал заразу,
Здесь я учился, здесь впервые поцеловался,
Здесь, мой бог, чем я только не занимался;

Теперь смотрю сквозь двойные окна-сверчки,
В окнах автобусов пыльно, в домашних - мутно.
Я говорю себе: немножечко помолчи,
У меня на душе почему-то смутно.

Мой автобус везет меня дальше, без остановок.
Я неплохо вырос, довольно ловок,
Я имею парочку грейт сноровок,
Я почти что все успеваю скопом.

Этот номер возит меня галопом,
Этот мне снится, с эти я попрощался.
Мой автобус, ты - спальня, плацдарм, площадка,
Дай мне место сегодня, тепло приют,
Дай приоконный полчасовой уют,
Эти картонки, стекла, дороги, шумы мотора,
Эти случайные в транспорте разговоры,
Эти потоки, вены, городские сосуды.

Грязь на граните, пена, нам отдают посуду,
Новый номер до дома, но старый я не забуду.
Автобус встал, тут финиш, поломка, мы ждем другой.
Осень, шоссе и листья, вези же меня домой.

18:29 

dxthf

«Twist my arm like a knife tonight»
Облака плывут серо, медленно, пламя горит свечи.
-Не молчи, не молчи, пожалуйста, пожалуйста, не молчи.
Ветер дует, птиц носит пакетами, в окна ее стучит.
-Не молчи, я прошу, пожалуйста, пожалуйста, не молчи.

Флюгер на башенке вертится, выскрипывает ответ,
Говорит: «Беде твоей, барышня, многие сотни лет».
Говорит: «Никогда не раскроются боле его уста,
Поднимайся на башню, милая, совесть твоя чиста».

«Подымайся, и белой чайкою ты полетишь вослед,
Подымайся, ответу этому многие сотни лет».
Пляшут тени по стенам, ползают, да ползет огонек свечи:
-Хорошо, как скажешь, мой милый, мой, давай вместе мы помолчим.

-Посмотри, мое сердце, как зарево разгорается вдалеке!
Посмотри, мое солнце, на облако – будто чья-то рука в руке!
Как-то чаек сегодня печален крик, а разрушился даже Рим.
Давай мы с тобой не упустим миг, давай вместе поговорим.

17:22 

«Twist my arm like a knife tonight»
Воскресенье, 09 октября 2011
23:05
Есть вещи, которые нужно уметь принять,
(Если тебе, конечно, не легче их поменять),
Принимать на раз или на два счета.
Понимать: все это - твоя охота,

Прихоть, желание, смысл, предел, мотор;
Легче уж гильотина, шнурок, топор,
Чем от этого отказаться.
Мы не из тех, кто может так просто сдаться,

От меня так просто не отвязаться.
На плаву бы только бы удержаться,
До утра бы только успеть согреться.
Каждый день - последний, как это странно,
Люди думают, что существует рано,

Может быть только поздно.
Я тебя чувствую, впитываю как воздух,
У меня есть еще пара лет в запасе.
Улетай журавлик, плыви карасик,

Будь счастливым сейчас, не позже.
Я цепляюсь в минуты душой и кожей,
Наслаждаюсь, люблю, улыбаюсь людям.
Рух махнет крылом, ничего не будет,

Этот слог плюс нет образует силу.
Все, что ты говоришь - это очень мило,
Все, что ты говоришь - это очень складно.
Ты, конечно, права.
Ладно, ладно,
ладно.

17:20 

«Twist my arm like a knife tonight»
Воскресенье, 22 января 2012
20:35 (по фэнтазийному миру)

Ни тоски, ни совести, ни упрека,
а кругом лишь холод на много миль.
Даже жаль, что все это вышло боком,
Пусть письмо долетит до тебя, Эмиль.

У нас тут теперь есть драконья почта,
Есть туристы, имперцы и эмиграция,
Скрэтово положение так же прочно,
Ты не смог помочь им, чужая нация

Им, конечно, тоже помочь не сможет.
Я надеюсь, что память твоя с тобой.
В моей памяти запах волос и кожи,
Пота, шерсти..слышен то стон, то вой.

Плач и ругань, искусанные ладони,
Бешеный взгляд, рваные книги, страх.
Эти допросы, побеги, погони,
Эти поимки, проклятья и револьвер в руках.

Ты теперь знаешь, больно тебе от знаний?
Многие знания, много и горя, верно?
Ты был еще совсем молодой и ранний,
Помню, еще пугался и драк в таверне,

И тесных клеток, и хлесткой плети, и генералов.
Где ты теперь, куда жизнь тебя затянула?
Бердж ли, Лангрия, Ноэль - далеких стран немало..
Я бы хотел, да сную себе рыбой снулой.

Но за тебя я ночами бываю рад,
Что ты смог ускользнуть от меня, от вьюги,
Перейти сто тысяч препон, преград...
Я на днях тетрадь, где твои заслуги,

Вшитые в дело, признаюсь, сжег.
Нет тебя, нет бумаг - неплохое дельце.
Что в остатке: на пальцах горит ожог,
Да привычный лед обжигает сердце.

Все скрэты - твари, опасные для людей,
И то, как мы с ними, оправдано, я уверен.
Если б нас не было, были б мы чуть добрей,
Тогда каэльцам не отстоять бы север.

Мы - мирный фронт, и наша бесчеловечность
Необходима, но отчего-то горько.
Я вспоминаю твою беспечность,
Твои глаза. "Множество скрэтов - сколько

Было истреблено" спрашивал ты, архивы
Цифр мне не назвали.
Там даже сколько остались живы,
Можно узнать едва ли.

В общем, надеюсь, все у тебя спокойно,
Это письмо, конечно, не найдет адресата.
Я себя часто чувствовал как покойник,
Ты им часто мог стать. Видно, моя расплата

В том, что мне снится. По службе я был повышен.
Лучше б повешен..ну, да неважно это.
Съезжу в столицу, попробую алых вишен,
Сопроводит посол, подадут карету,

Важной персоной в отставке буду катиться
По самым теплым улицам и в гражданском..
Я бы давно закончил, слова продолжают литься,
Представь себе, посол щеголяет в дамском.

Знаешь ли не уверен, что это важно,
Но все же долг мне велит сказать,
Что твоя мать убита, и вся деревня в саже,
И я клянусь, что не я приказал сжигать.

Не приезжай никогда, скрэтам не станет легче.
Нэррам не станет тоже, впрочем, тебе чужды
Наши терзанья. Дави в себе монстра резче,
Ненавистью, любовью, чем-то в себе держи,

Не выпускай наружу.
Слушайся старших, не забывай ту стужу,

Что тебя воспитала. Не подходи близко к краю,
Край всегда рядом, вот он, с тобой твой край.
Я тебя помню, скрэт, такого не забывают.
И ты меня, враг мой, тоже не забывай.

17:20 

«Twist my arm like a knife tonight»
Январь 2012, число N

Ради этого я могу реки - вспять,
Горы- вон,
Море - вширь.

Лишь с тобой мне слышится этот звон,
Да опять
Видится эта синь.

17:19 

«Twist my arm like a knife tonight»
Октябрь 2011, число N

Ни отчаянья, ни печали -
Только усталость.
Все вышло так нечаянно -
И осталось.

В лужах лежат мозайкою
Облака.
Ничто не бывает, жалко,
Чтоб на века.

03:00 

«Twist my arm like a knife tonight»
мы держались за руки
с ночи до утра.
"торопись, мой аленький,
уходить пора"

я скользил бульварами
от зари до ночи.
светят лампы фарами,
ты скучал? я очень.

22:05 

«Twist my arm like a knife tonight»
главное, чтобы хоть кто-то помнил,
и иногда спросили бы "как ты там".
черный шуршащий ужас шипит, и скромно,
но терпеливо шарится по углам.

мне не представить, как ты живешь с ним рядом,
нет никого, кто б включил в коридоре лампу
кроме тебя самого. музыка: ля, си, фа, соль, ре, до
не утешает. кот моет свою лапу,
в кухне кипит кастрюля, заплачено за квартиру.

как тебе в этом июле? по мне - ужасающе жарко,
не хватает на колбасу, потому что купили сыра.
крупы, платьица, пароварки -
что еще спасет всех нас эти летом?

страх, ощущение - мы беспощадно раздеты,
перед лицом того неотступного, что идет по пятам,
что забирает наших бабушек, пап и мам,
что заставляет хвататься за любую вещицу.

ах, солипсизм и прочее, все нам снится -
столько средств для побега, можно брать по душе.
несутся кони, гелиос едет на колеснице,
музыка, книги, чайник, ферреро роше.

зачем бояться смерти, если прожить - страшней?
все в восприятии, страдание будет даром,
если того захочешь. мы видим, что сад камней
намного совершенней хозяина этого сада.

можно любить людей за одно лишь это,
то, что повязаны все мы одной веревкой,
какой бы ты ни был прыткий, какой бы ты ни был ловкий,
какой бы ты не обладал сноровкой,
страшно жить, если некому включить света,
у тебя в коридоре.

говорят, кого в детстве мало пороли,
те потом больше маются ерундой.
все люди братья, хотя и не по крови,
а одиночеством, воздухом да водой.

22:04 

«Twist my arm like a knife tonight»
о, моя прелесть, какое ты хочешь платье?
это бы должен быть нежный шелк, муслин,
что-то воздушное, облачные объятия,
розово-белое. мы уже доросли, м?

пышный букет, счастье за грань, фонтаном,
смысла в отчаянии жить, несомненно, ноль.
я, говорю, стал взрослым, ты говоришь, что старым.
о, литтл королева, где бродит твой король?

тот, что веселый, свежий, бреет усы, и носит
бороду небольшую,и чья улыбка шире морей и рек.
мойры сидят, часы бьют, газонокосилка косит,
он будет настоящим, он будет - человек.

только не бойся, прелесть, знаешь,где это видано,
чтоб не сбывались все детские мечты?
верь в свои идеалы, не думай над обидами.
мы с тобой давно выбрали, я и ты.

крестятся перекрестки, лодочки плавают,
птицы летают на зиму в южный край.
платье розово-белое, принцы и туфли, вот,
ты же давно уже выбрала, не страдай.

04:22 

«Twist my arm like a knife tonight»
19 марта

кому-то легче устно, кому-то - письменно.
сыплются вниз словечки мертвыми листьями, их засыпает ворохом, ковриком шелухи.
я засыпаю. всполохом
видится наше счастие, хочешь - меня сотри,
хочешь - в нутро смотри, только не мучь меня, не пытай, пусти, говори мне, что думаешь или не говори, только снова не заставляй,
чтобы вечер-лунные слезы-трясет трамвай,
мне становится стыдно, смотрю в окно.
я даже уже знаю - тебе не все равно, только ты не скрываешь приоритеты, как же жить с таким знанием на свете этом, листья падают в грязь, трава вырастает.

шарики хлеба в руке катаю, сжать бы и раздавить все, что так не по нраву,
но ведь душечка, честно, если скажу всю правду,
ты лишь пожмешь плечами, да улыбнешься мыслям.
скажешь, не плачь ночами, в чае своем не кисни, в общем не делай драму -глупость и пмс.
жаль еще нету такого штамма, чтоб как у гриппа, видишь и понимаешь - беги же в лес,
со всех своих ног и рук, ползи, срывая ладони, останешься - будет хуже, сорвет, разорвет, уронит,
выворотит наружу, вывернет наизнанку.

вымету сор, согрею, и зацелую ранку, заболи, заживай, да давай скорей, у тебя будет рай, у меня сотни рей,
только лей и пей, только вей и смей, да гляди веселей,
только будь моей.
я тебе наверное все прощу, (это вот я немножечко обобщу), а что бывает я на судьбу ропщу,
так я же не тварь дрожащая, имею право.

в сколько лет ожидает меня канава,
это знать мне не ведано, не дано, впрочем, все было предрешено давно,
в нашей жизни вечно так много но,
что пора б уже не обращать вниманья.

я же даже, солнце, не прошу пониманья, я прошу всегда сложный пункт, но один,
чтобы были мы как один един,
чтобы плыли мы ровно и не спеша, чтоб была у нас на двоих душа,
только время работает против нас,
и меняет тебя каждый день и час,
и меня меняет.

погляди как лучик в воде играет, как виляет счастливо хвостом собака,
плавниками машут в озерах рыбы.
манит-тянет глубже в себя клоака, может, знаешь, мы все же еще могли бы,
может быть даже преодолели,
так что смотри, эти липы, ели,
о боже, эти губы да карие глаза,
зацветет нам с тобою винная лоза,
или даже две.
и джоанна, и габриэль, и все эти люди, что у меня в голове,
все вокруг образует тебя.
так что, в общем, все глупости, я любя,
сижу тут, пишу, в сердце твое скребя,
мол, пусти меня, это франсуа, мне так холодно тут, ты не представляешь, только не уходи, ты же меня убиваешь,
что же ты, что ты мне оставляешь, а?

все пока хорошо, ты мне открываешь, ты даешь мне ключик, греешь постель,
там за стенкой дрель, на улице трель, да звенит капель,
ты только, знаешь, не будь как мюриэль,
это в общем-то все, что хотел сказать,
а теперь, май либе, мне нужно спать,
ты же все равно мне приснишься, как и всегда,
летом вырастет череда, вырастет лебеда,
да и прочие сорняки.
только не разжимай же, не отпускай руки.

03:51 

«Twist my arm like a knife tonight»
И когда я взорвусь на тысячу мелких стекол,
Сотню малых камней, десяток гвоздей и ниток,
Разгорится ль солнце заревом, что поблекло,
Расцветут ли краски, заиграют ли блики?

Замаячат ли лица, потускневшие в битвах,
Зазвенит ли голос в поле среди тумана?
Но читай псалмы, говори молитвы,
Только помни - сейчас еще, рано. Рано.

03:13 

«Twist my arm like a knife tonight»
только память моя ничего забывать не умеет(с)


время-больная тема. прячу замерзший нос в шарф.
все как всегда охрененно. да, мама, вечный драйв.
нет, ты меня не слушай. нет, не схожу с ума.
чем здоровее души, тем больше в них дерьма.

там на дороге слякоть. там на снегу следы.
чертову эту мякоть с сердечной б убрать гряды.
виселицами воткнуты деревья в грязный асфальт.
стой, держи, вот кнуты. да, я всегда виноват.

урна под окнами скалится. люк на дороге открыт.
ну, доставай свою палицу. да, я морально разбит.
завтра платком мне машет, за спиной плачет вчера.
мыслей смешная каша глаголит: "чудо-игра".

сегодня сидит с усмешкой, завтра уйдет, ну и пусть.
сугробы,фонарь и кошка, и вековечная грусть.
решетки на глазах дома, им будто бы видеть нельзя.
каждый из нас был сломан. стал пешкой из ферзя.

эти большие надежды, это несметное зло.
не думая, стать невеждой. нет, мне когда-то везло.
ладно, сбегу даже если, мне закричат на фонарь.
мне одному в себе тесно.ты обними,хоть я тварь.

завтра наступит завтра. на горло наступит мне.
всех ожидает плавка.мы переплавимся? нет.

04:41 

афрфр

«Twist my arm like a knife tonight»
ах, сколько ж мне написать хотелось, как жилось да пелось, да куда ж все делось, да гори огнем, да скачи конем, я стою пень пнем, ну а дело в чем - в чем же дело?
предает это чертово толстое тело, я же лета хотела - хотела, ела, ждала и локти кусала, а теперь что - а теперь сначала, вновь терпи да сиди, голодай у причала, на колу мочало, а как качало, помнишь, тогда штормило, ты еще удивлялась - вот это диво, а они говорили - вот это дева, где теперь, скажи, это куда делось - ушло в салат, кто, скажи, кто в этом всем виноват? дождь за окном и серо, ночь затянула до дна, жалкий, слепой, несмелый, ты у меня одна, что же мне делать, тянет в омут к себе кровать, только не спать, ты слышишь, только не вздумай спать.
буквы как пляшут, просятся, а не нужны совсем, думала это волшебное число - семь, но ошиблась верно, видишь все как выходит - выходит скверно, ты пойдешь со мной гулять по скверам, а на какие гулять шиши? да задуши меня наконец уже, пожалуйста, задуши, и я вроде не бьюсь как рыба об лед, все же вовсе, вовсе наоборот, подойди, подставь поцелую рот, я предам свой род, но закрылся брод, понимаешь, закопан ход, замурован лаз, да повешен таз, это не экстаз - это бьют в тамтам, ты поди сходи, посмотри что там, но ты помнишь как все это бесполезно? я стою, смотрю, впереди вон бездна, позади что было, то давно прошло, я хочу на окна вешать кашпо, я хочу играть в шахматы летним днем, да гори, гори все оно огнем, не могу я больше, но я могу, я лежу, плюю, и давно не бегу кроме как за хлебом, что-то нынче странное с этим небом, я нигде же, знаешь, нигде же не был, и уже не буду, да какое к чертям тут быть может чудо, когда я как приклеен на месте скотчем, только это всплывает потоком ночью, а чего, чего, а чего ты хочешь? в стихах нету смысла, а в жизни вотчины.
что же делать мне, что же, такой тупик, как же он внезапно, подлец, возник, и уходит миг, все быстрее шаг, кто мне враг - только я, и ужасный враг, только как же справиться с собой, как? быть бы умной, талантливой или красивой, или ездить на лошади с пышною гривой, обладать бы деньгами, домами, целью, в своей собственном чем-то стелить постели, быть мужчиной или хотя б достойной, не сидеть как амеба в уютном стойле, я же столько должен, ничтожество, делай, а не только пей чай из чашки белой, а не только спи да сопи в обнимку, иди сделай хотя бы новые снимки, подними же, дура, свое филе. ты все говоришь, помоги, помоги же мне, понимаешь, я просто почему не, мы же вместе в яме, на теплом дне, надо толкаться, прыгать, может, наконец, плыть, надо наконец-то мне прекратить тупить и себя гнобить.
я же меньше ломаного гроша, ничего не добилась, ничем не хороша, и душа, а впрочем была б душа, но есть гель для душа, на том спасибо.
ты меня не слушай, все будет дивно, будут еще дорогие вина, ты и я, быть может, чего-то стоим, просто стоим на месте. похвали меня, это будет лестно, мы с тобой висим на веревочной лестнице и после сгнием в канаве, но пока еще выпьем в английском пабе, если что я придумал запасный выход.
по весне теплеет и земля рыхлая, и потом заманит меня тамань, но пока еще светлая, славная рань, а что голь и рвань, это только дань, это только даль, это только ветер, а уйду я как-нибудь на рассвете, и часов наверное в пять утра, старый дракон в пещере - просто гора, а я спать, виват мне, и три ура,
или триста три.

sing, sing, sing

главная